Новости о нас

«В тюрьмах я видел людей с потенциалом, которые заслуживают шанс, и их трудоустройство могло бы решить многие проблемы в обществе»

By Сентябрь 16, 2020 No Comments

Сегодня наш главный герой — Андриан Гаврилицэ, сторонник нестандартного мышления и новаторских подходов в решении сложных проблем молдавского общества. Андриан — консультант по общественной политике в Германском Агентстве по Международному Сотрудничеству (GIZ) с более чем семилетним опытом работы в этой области. В течение некоторого времени он работает с представителями гражданского общества и частного сектора, такими как Общественная Ассоциация «Позитивная Инициатива» и компания «Bertam Grup», с целью повышения качества образования в тюрьмах и создания возможностей трудоустройства для бывших заключенных, тем самым предоставляя им шанс вырваться из порочного круга преступного рецидива. Благодаря его открытости к вызовам и его новаторскому мышлению, сегодня мы видим беспрецедентные результаты в Республике Молдова.

 

— Здравствуй. Андриан, ты человек, который активно продвигает трудоустройство бывших заключенных и развитие социального бизнеса в пенитенциарных учреждениях Республики Молдова. Почему ты проявил интерес именно в этой области и почему ты решил поддержать именно этих людей?

Если честно, изначально это был не выбор, а результат новых рабочих задач. Но я очень рад, что произошло именно так, и что я начал работать в этой сфере. Источником моего вдохновения и энтузиазма были первые визиты в компанию «Bertam Grup». Было очень приятно видеть компанию, которая построена на интеграции и найме людей, отбывших наказание, видеть, что эта практика действительно работает и что такое возможно в нашей стране. Также меня воодушевило то, что я встретил людей, которым удалось изменить свою судьбу. Тогда я осознал огромный потенциал работы с заключёнными — время, которым они располагают. В конце концов, время — это главный фактор, который мешает многим людям учиться, получать новую квалификацию и продолжать свое личное и профессиональное развитие. У заключенных нет таких препятствий, и здесь я увидел много возможностей использовать их время с максимальной пользой. Конечно, в идеале я хотел бы, чтобы мы могли предотвращать заключение людей в тюрьму, но раз они уже там, я думаю, очень важно чтобы они использовали это количество свободного времени, чтобы учиться и меняться для своего блага и блага своих близких.

— Как появились эти новые концепции обучения заключенных, их ознакомления с потенциальными работодателями на свободе, создания бизнеса и услуг в пенитенциарных учреждениях? Принадлежит ли эта инновация вам или это что-то из мировой практики?

Я не могу сказать, что это был тот случай, когда я прочитал инструкции по хорошим практикам и применил их. Вообще-то, это было сочетание следующих шагов: мы выясняем, какие практики уже существуют, мы думаем сами, что должно существовать в нашей стране, и мы консультируемся с коллегами, которые работают в этой области и знают специфику. Важную роль здесь сыграла О.А. «Позитивная Инициатива». После обмена идеями с коллегами из этой организации, у меня уже было более четкое представление о ситуации в стране и появилось определенное видение того, чего мы можем реализовать в тюрьмах. Я понял, что производство материалов более проблематично, потому что пенитенциарное учреждение похоже на дополнительную таможню, и что необходимо создать возможность чтобы заключенные могли предоставлять услуги на расстоянии. Нам очень понравилась идея создания современных учебных помещений в пенитенциарных учреждениях, где заключенные могли бы учиться, получать квалификации, взаимодействовать с потенциальными работодателями и предоставлять услуги, и мы с радостью её поддержали. Кстати, моей первой мечтой было создать колл-центр в одном из пенитенциарных учреждений. Это непросто (улыбается), но я ещё не отказался от неё.

Затем вмешалась пандемия коронавируса, которая превратила дистанционное обучение из амбиции в необходимость и открыла двери для новых возможностей доступа к образованию в пенитенциарной системе. Пандемия, помимо всего негативного воздействия, позволила нам реализовать новаторские идеи, которые раньше могли бы вызвать большее сопротивление. Также благодаря коллегам из «Позитивной Инициативы» я узнал о проекте социального бизнеса по выращиванию перепелов, инициированном в Терапевтическом Сообществе «Катарсис» из Пенитенциарного Учреждения №9 — Прункул, и он совпал с нашим намерением стимулировать предпринимательство среди бывших и нынешних заключенных. То есть всё, что было достигнуто до сих пор, является результатом коллективных усилий, обмена идеями с замечательными людьми, ряда амбициозных попыток, а также обстоятельств, способствовавших успеху.

— Андриан, я знаю, что у тебя была возможность побывать в нескольких пенитенциарных учреждениях и лично пообщаться с заключёнными. Что ты думаешь о людях оттуда и среде, в которой они содержатся?

Да, я посетил пять пенитенциарных учреждений, и здесь я должен разделить свой опыт на две категории: Терапевтическое Сообщество «Катарсис» и остальная часть пенитенциарной системы. Надо признать, что разрыв между ними очень большой. В некоторых тюрьмах условия могут быть плачевными, по крайней мере, в некоторых помещениях, и такая среда, хотя она может считаться приемлемой с точки зрения наказания, не думаю, что служит миссии перевоспитания. Что касается людей, то это как в обществе: есть разные люди, люди с потенциалом, люди более и менее способные, люди амбициозные, но и люди, которым было бы сложнее интегрироваться в общество. Как и снаружи, пропорции могут быть разными.

И всё-таки я выскажусь больше о Терапевтическом Сообществе, потому что я вижу здесь гораздо больше преимуществ. Во-первых, оно дает людям больше возможностей и перспектив для развития и трудоустройства — как в заключении, так и после освобождения. Во-вторых, оно дает нам доступ к группе людей, которые уже прошли этап отбора и подготовки. Когда я посетил сообщество, я увидел людей, которые хотят что-то изменить и с которыми провели огромную работу, людей с ценным потенциалом и желанием чего-то добиться в жизни. И, помимо благоприятных условий жизни, именно так я представляю себе среду, в которой должен содержаться человек — среда, в которой с помощью работы, образования и воздержания от пороков можно радикально улучшить качество жизни по обе стороны этих стен. По этой причине я надеюсь, что эта философия исправления или перевоспитания, но не наказания, будет развиваться, что модель терапевтического сообщества распространится на все пенитенциарные учреждения, потому что там можно делать то, что не было сделано в школе или обществе.

— Ты, наверное, знаешь, что у нас в Молдове уровень рецидива составляет более 50 процентов. Как ты думаешь, почему это происходит? Чего не хватает?

Я вижу в этой проблеме два основных аспекта: то, что механизм исправления дает сбой, то есть в период заключения люди наказываются, но не перевоспитываются, и отношение общества. Когда я говорю об обществе, я имею в виду частный сектор и сообщество в целом. Когда человека выпускают из пенитенциарного учреждения, а общество холодное и пренебрегающее, и работодатели отказываются его нанимать, весьма вероятно, что этот человек вернётся в тюрьму, особенно из-за отсутствия дохода. Вот почему я считаю, что нужно работать больше в обоих направлениях: с заключенными, чтобы повысить их потенциал для трудоустройства, и нам нужно работать с работодателями, чтобы они были более открытыми для найма бывших заключенных. Я верю в то, что работа значительно повысит шансы такого человека остаться на свободе. Другими словами, проблема рецидива для меня заключается как в том, что внутри недостаточно делается, так и в том, что их никто не ждёт снаружи.

Если бы общество в целом осознавало свою роль в борьбе с рецидивом, в Молдове могла бы быть другая ситуация. Каждый человек должен изменить свое отношение и дать шанс бывшим заключенным, хотя бы потому, что из налогов мы много платим за жизни, прожитые в изоляции, но также и за другие потенциальные преступления, которые могут иметь место после освобождения «в никуда» и до следующего заключения. С другой стороны, для работодателей — предоставление возможности тому, кто в ней больше всего нуждается — может означать лояльного и высокомотивированного сотрудника, но также и доказательство искренней социальной ответственности. Я хочу, чтобы пенитенциарная система была сосредоточена на перевоспитании и расширяла успешные модели, такие как Терапевтическое Сообщество «Катарсис», в том числе для облегчения контактов между заключёнными и работодателями, которые готовы дать им возможность работать либо в заключении, либо после освобождения.

— Андриан, у тебя уже есть много красивых достижений в той деятельности, которую ты делаешь, результаты, которые когда-то казались нереальными в условиях Республики Молдова. Ты будешь удивлять нас и дальше? Есть ли долгосрочная стратегия?

Я не могу сказать, что у нас есть точная стратегия, скорее у нас есть адаптивная практика, в которой мы пробуем больше вещей и продолжаем то, что работает у нас. Однако на данный момент у нас есть основная цель — сделать хорошие практики устойчивыми. То есть сделать так, чтобы возможности трудоустройства не зависели от денег доноров, и мы считаем, что это возможно. У нас есть много компаний, которые постоянно нуждаются в сотрудниках и хотят иметь социальную миссию, но ещё не установили связь между этими двумя. Мы хотим показать работодателям успешные практики, мы хотим, чтобы люди услышали эти истории, понял, чтобы  они поняли, что обучение и предоставление возможности трудоустройства — это инвестиция в будущее для всех.

 

Интервью реализовал и опубликовал Дан Ерушевски при поддержке проекта «Консультирование правительства Республики Молдова по вопросам экономической политики», который реализуется GIZ Moldova при финансовой поддержке Федерального Министерства Экономического Сотрудничества и Развития Германии (BMZ) и Швейцарского Агентства по Развитию и Сотрудничеству (SDC).

 

Источник

Leave a Reply