Новости о нас

Гаянэ Oвaкимян: «Мы осознали что эта ситуация не на один месяц, и нужно пересмотреть многие подходы и искать новые решения»

By Май 10, 2020 No Comments

Сегодняшнее интервью проходит с Госпожой Гаянэ Овакимян, заместитель начальника Центра правового образования и реабилитационных прав Министерства Юстиции Армении. Мы обсудили подходы к образованию в пенитенциарных учреждениях Армении, а также узнали, как повлияла пандемия на образовательные мероприятия для заключенных. 

В 2019 году, как нам известно, правительство Армении утвердило «стратегию в уголовно-исполнительной и пробационной сферах» — что она подразумевает? И коснется ли это сферы образования в тюрьмах?

Да, вы правы, у нас есть новая стратегия и она такая, достаточно амбициозная. До периода пандемии, мы были уверенны, что у нас будет и финансирование от государства, и что все те прописанные меры смогут быть реализованы в полной мере.

В стратегии были прописаны очень много мер касательно образования в пенитенциарных учреждениях и в службах пробации, как формального образования, так и неформального.

Например, до этой стратегии, среднее образование могли получить только дети, которые находятся в пенитенциарных учреждениях, то есть только до 18 лет. Новая стратегия же позволяет всем заключенным, которые по определенным причинам не смогли окончить школу, продолжить образование внутри пенитенциарных учреждений.

Это вот одна из нововведений. Есть еще много вещей, которые мы начали внедрять,  и продолжаем частично, даже сейчас во время пандемии.

Однако,  в нынешней ситуации, когда уже намечается всемирный кризис в мировой экономике и во всех странах,  я думаю, что часть программ не будет внедряться по причине сокращения финансирования.

Давайте сейчас поговорим все-таки об «обычных» временах, без пандемии. Как происходит обучение в тюрьмах, к каким курсам имеют доступ заключенные, имеют ли они доступ к контролируемому интернету для образовательных мероприятий?

До пандемии, доступа к контролируемому интернету не существовало. Не было никаких онлайн курсов. Все происходило офлайн.

В трех из двенадцати пенитенциарных учреждений были такие не совсем обычные курсы,  и был разработан курс модульных программ, включая такие, как арт-терапия, бухгалтерский учет, менеджмент денег, изучение иностранных языков и базовых навыков.

В этих учреждениях  есть программы, которые состоят из трех модулей. В первую часть включены программы для рессоциализации и личностного роста, во второй части входят программы по развитию базовых навыков, например правописание и грамматика, математика, освоение компьютера. А в третью часть входят программы, которые заключенные могут сами выбрать, например менеджмент финансов, или другие специальности, по их интересам.

То есть, все эти модули направлены на всестороннее развитие и возможности для изменения поведения заключенных.

В этом году, мы еще создали базу для мониторинга и оценки результатов программ. Например, новый заключенный приходит на программу. Мы сразу определяем его базовый результат. Через разные методики, измеряем его уровень агрессивности, IQ, и другое, и потом те же методики применяем в конце программы, для того чтобы мы могли количественно измерить изменения, которые произошли в процессе работы.

Судебные инстанции берут во внимание эти показатели и участие в образовательных программах, когда принимают решение об альтернативных мерах и досрочного освобождения заключенных. Берут во внимание, был ли человек в обучающем процессе или нет.

Но пандемия внесла свои коррективы в образовательном процессе… Что изменилось на сегодняшний день?

На месяц мы вообще остановили все курсы внутри учреждений, потому  что не было ясно, что будет происходить дальше, как будет развиваться пандемия. Но уже к середине апреля  мы осознали что эта ситуация не на один месяц, и нужно пересмотреть многие подходы и искать решения.

Министерство Юстиции дало разрешение на проведение онлайн мероприятий для заключенных. В двух учреждениях проводятся онлайн курсы, начиная с 1 мая. И заключенные собираются в классах, преподаватель у себя дома или в офисе, и вот они так общаются, учатся, задают вопросы.

Но конечно, нужно еще обеспечить техническое оснащение для остальных учреждений.

Еще одна трудность которая возникла с пандемией и которую мы пока не можем решить… У нас есть пробационные программы которые проходят два раза в неделю. После начала периода пандемии, мы решили и эти программы перевести в онлайн. Обзвонили всех участников программы, согласовали возможности и поняли, что мы не сможем это осуществить. У большинства участников нет доступа к интернету, а у некоторых даже необходимого технического оснащения. Так что эта программа со Службой пробации,  временно приостановлена, и мы пока  не видим здесь никакой альтернативы, но активно сотрудничаем со Службой  для осуществления программ социальной помощи. 

А у заключенных есть возможность общаться сейчас по Скайпу с родными?

У нас в Армении такая возможность существовала и до пандемии. Но до этого периода, была обустроена только одна комната с доступом в интернет. Сейчас планируется обустроить больше таких комнат, включая классы для образовательных мероприятий.

На ваш взгляд, какая основная роль заключения? Каким должен выйти человек из тюрьмы? Есть ли в этом всем смысл?

Мы все понимаем, что это достаточно философский вопрос, и что каждый человек, который хорошо знаком с пенитенциарными системами понимает, что с одной стороны они недостаточно эффективны, но с другой стороны общество пока не нашло другой альтернативы, которая могла бы целиком, во всех случаях обеспечить правосудие и безопасность для общества. Например, у нас сейчас, в этом кризисном периоде, есть рост преступности, и часть из этих преступлений попадают в категорию тяжелых. В этих случаях мы пока  не можем говорить о примирении или о пробации. Тогда мы можем столкнуться со случаями «самосуда» и большого риска для общественного контроля.  Это процесс, и общество, также всемирное общество, должно пройти путь создания таких систем, где возможен полный отказ от тюрем. Может быть, это будет следующий этап развития правосудия и права в целом. 

С другой стороны мы должны стараться по максимуму снизить популяцию тюрем, тем самым снижая расходы на содержание тюрем и направление этих ресурсов на социальную интеграцию  бывших осуждённых и превенцию преступности через социальную мобильность, образование для всех.  

Мы верим, что вопросы образования и реинтеграции очень важны для системы.  И это не только вопрос отдельных людей, которые совершили преступления. Это вопрос благополучия и социальной солидарности общества и безопасности всех граждан.

Спасибо, Гаянэ, за предоставленное интервью! 

Записала Инна Вуткарёв

Редактировал Дан Ерушевски

Leave a Reply