Интересные факты

Образование для всех или дискриминация?

By Январь 22, 2021 No Comments

В качестве журналиста, я несколько раз побывал в пенитенциарных учреждениях, но непонятным образом тюрьмы казались мне мрачными и темными местами. Проведя 5 лет и 4 месяца в заключении, я убедился, что каждый день пребывания в этом темном мире можно проводить в поисках света, то есть знаний и образования.

Я был искренне удивлен, узнав, что в пенитенциарном учреждении Армавира проводятся образовательные курсы, и при желании можно к ним присоединиться. Я подал заявку для участия в курсе английского языка, но моя просьба была отклонена на том основании, что группы перегружены, есть список ожидающих и мне надо еще подождать. Вместо этого мне предложили участие в курсах армянского языка, что в некотором роде абсурдно, учитывая, что у меня есть университетский диплом учителя армянского языка и литературы. Естественно, что на этот раз отказался я.

Я считаю, что образовательные программы необходимы в пенитенциарных учреждениях, но не только те, которые  обязательны. Необходимо учитывать потребности заключенных, повышать качество образования, уделяя больше внимания узким специальностям и иностранным языкам.

Жизнь Сережи Амбарцумяна в жаркий летний день 24 июня 2016 года, резко изменилась, когда он подрался со своим старшим другом. То, что началось с ударов кулаками и ногами, закончилось осыпанием камней. В этот момент он был невменяем, не в своем уме, неспособен здраво рассуждать։ выпил несколько стаканов. «Мое достоинство было оскорблено,  поэтому я не осознавал, что со мной произошло и что я сделал», — вспоминает Сережа через четыре года после инцидента.

Справка: Сережа Амбарцумян, 20 лет, признан виновным решением суда общей юрисдикции административных районов Центр и Норка Мараш Еревана на основании части 1 статьи 104 Уголовного кодекса РА, то есть в нанесении умышленного тяжкого вреда здоровью. Окончательным приговором стало 9 лет лишения свободы с 24 июня 2016 года. В настоящее время содержится в исправительной колонии Севана.

Он жил со своими родителями в селе Нор Кесария Араратского района. Его отец и мать были скотоводами, большую часть времени проводили в горах. Используя ситуацию, Сережа часто не ходил в школу. Он учился в пятом классе, когда семья навсегда переехала в Россию, оставив образование Сережи незавершенным. Однако в России семья не прижилась, и они вернулись. Он начал много ссориться со своим отцом, и часто предпочитал не приходить домой, оставаясь на улице. «Я был их первенцем, а не каким-то неожиданным ребенком, а стал бомжом. Я ночевал на набережной, голодный или пьяный, зря тратя мои дни», — рассказывает Сережа.

Он посещал уроки тхэквондо и мечтал прославить трехцветный флаг Армении во всем мире. Однако его постоянным местом жительства стала колония Абовяна, затем Армавир. Именно здесь ему предложили продолжить образование. «Что изучать? У меня не хватило на это терпения. Моя бабушка говорила мне: ты родился в марте, ты такой же сумасшедший, как и этот месяц », — говорит Сережа.

Сережа Амбарцумян

Он тренировался каждый день. Однажды во время тренировок вообразил себя известным спортсменом, и подумал, что без образования этого не могло быть. Затем он согласился посещать занятия. «Постепенно я запомнил буквы, выучил их, но после этого стало труднее. Мои учителя всегда были со мной, поддерживая меня. Они проходили  огромный путь от города до тюрьмы, как не учится? », — говорит Сережа.

Этому единственному ученику тюремной школы были предложены курсы армянского языка и литературы, истории, математики, русского  и английского языков, биологии и другие предметы, которые преподаются в школе. Он не был таким уж прилежным, но старался выучить хотя бы минимум. Из-за пандемии COVID занятия перешли в онлайн-режим, и именно в онлайн-режиме он успешно сдал все тесты и экзамены и получил документ, подтверждающий завершение базового образования. «Я пробуду здесь еще 5 лет, мне нужно тренироваться, чтобы оставаться в хорошей форме, прежде чем меня выпустят. Я обязательно продолжу образование. Мои любимые стихи — «Люби письменное слово» Саят Новы и «Свобода» Микаела Налбандяна. Они были включены в экзамен. Я знаю, что путь к свободе тернист. Знаю, что дело вовсе не в том, что я здесь несвободен, но также знаю, что единственный путь к свободе лежит через исправление. Что касается диплома и образования,  это были первые шаги к исправлению », — уверенно говорит Сережа.

Учиться, учиться, учиться

Как и Сережа, заключенный Роберт Оганнисян выучил армянские буквы  в тюрьме, когда ему было 26 лет. Сегодня он подсчитывает количество имеющихся у него свидетельств об окончании разных курсов.

«Один, два, три, четыре, пять, шесть… У меня дома есть и другие тоже-по курсам компьютера, бизнес-грамотности, декоративно-прикладному искусству, керамике, английскому языку… если бы я изучал все это в нужное время, то бы не оказался в тюрьме» — говорит Роберт.

Справка: Роберт Оганнисян 26 лет, признан виновным решением суда общей юрисдикции Шенгавитского административного района Еревана (от 15 апреля 2015 г.) на основании пункта 1.1 части 3 статьи 117 Уголовного кодекса РА, т.е. незаконное проникновение в квартиру. Приговорен к лишению свободы на срок 6 лет и 9 месяцев с 22 сентября 2014 г. В настоящее время содержится в исправительной колонии Армавира.

Роберт не устает от учебы. Он с нетерпением ждет тех дней, когда у него будут занятия. Хватает свою небольшую сумку и бросается в библиотеку раньше, чем начинаются занятий. Он читает там, пытаясь открыть что-то новое до того, как появятся учителя.

Роберт Оганнисян

«Я никогда не останавливаюсь на месте,  хочу прогресса и знаю, что дополнительные знания никого не убьют, а неграмотность – может», — так считает Роберт. За примерное поведение, активное участие в занятиях, прилежность и хорошую посещаемость, в июне 2019 года он был поощрен начальником исправительного учреждения.

Роберт Оганнисян

«Несколько лет назад мне приходилось искать людей, чтобы набрать достаточное количество участников, и мне приходилось убеждать их, что это того стоит. Сейчас в группах  нет свободных мест и есть лист участников, которые ожидают своей очереди на курсы. Жалею, что многие заключенные посещают занятия только для того, чтобы набрать баллы за хорошее поведение, а не за знания. Если заключенный завершает весь курс, он получает 3 балла для условно-досрочного освобождения », — говорит Роберт и затем с улыбкой добавляет, что сам получил 3 балла и еще 3 в качестве поощрения. Он не уверен, что с таким количеством сертификатов сможет продолжить свое образование после освобождения, но считает, что получил хороший запас устойчивых знаний.

Кому нужны сертификаты и зачем?

Бывший осужденный А.Г. был освобажден этим летом. Он посещал организованные в пенитенциарном учреждении занятия по компьютерной грамотности и английскому языку. У него есть аттестаты, но уже два месяца он не может найти работу. «Было бы намного лучше, если бы курсы длились 2-3 года вместо 68, 72, 53 или 20 академических часов. Скажем, меня приговорили к трем годам. Чтобы по-настоящему овладеть навыками работы с компьютером, мне нужно 2-3 года, чтобы учиться, получить диплом, чтобы я мог найти работу вне тюрьмы, чтобы мне не говорили, что нет работы для бывших преступников». Организация курсов в пенитенциарных учреждениях и надзор за ними входит в компетенцию «Центра правового образования и осуществления реабилитационных программ» Министерства юстиции. В ответ на наш письменный запрос руководитель Центра Ашот Айрапетян сообщил, что были случаи, когда участники курсов продолжали обучение в университетах или средних профессиональных учебных заведениях. Например, некоторые бывшие заключенные учились в Академии изящных искусств Армении и Ереванском Терлемезянском художественном колледже, поскольку выпускники курса декоративно-прикладного искусства смогли сделать профессиональный выбор и подготовить работы, которые необходимо было подать в приемную комиссию.

     

    

Бывшие заключенные, прошедшие тот же курс, также могут найти работу на предприятиях, занимающихся производством керамики, или начать свой собственный бизнес, производя и продавая ювелирные изделия, керамические тарелки и кружки, произведения искусства и т. д.

Научить иранским детям секрет армянских узоров….

Сетрак Йебрахими — гражданин Исламской Республики Иран, заключенный в пенитенциарном учреждении Армавира. Он показывает мне свой единственный сертификат на армянском. «Я не знаю, на какой срок я буду приговорен, но я хочу посещать занятия. У меня есть время и желания»,-говорит Сетрак, у кого армянские  кори.

Справка: Сетрак Йебрахими, 37 лет, заключенный в пенитенциарном учреждении Армавира. Его обвиняют за контрабанду наркотиков из Ирана в Армению и попытку переправить наркотики в Канаду по подпункту 2 части 4 статьи 266 и подпункту 1 части 4 статьи 38-34-267.1 Уголовного кодекса РА. . Он находится в заключении с 10 января 2019 года.

Сетрак Йебрахими

«Я не иранец, я иранский армянин, мой дедушка — знаменитый Меликсаид (Меликсет) в Тавризе», — говорит он. До задержания работал агентом по недвижимости в Тавризе. Покупал землю, строил и продавал дома.

«Если после этого я не найду работу, я устрою мастерскую в своем саду, буду делать керамические тарелки, кружки, вазы, пепельницы и продавать их», — говорит Сетрак и уверяет меня, что его учитель действительно доволен тем, что он делает. Сетрак также хочет обучать иранских детей керамике. «Я научу их нашим армянским узорам, соберу их и покажу как»,-говорит он. Сетрак также готов обучать персидскому языку тех заключенных, которым это будет интересно. «Чем больше языков ты знаешь, тем больше ты человек. Кроме того, армянам необходимо знать персидский язык. Иран — гприграничная страна, и у вас могут появиться возможности, если вы знаете язык, — полагает Сетрак.

Сетрак Йебрахими

Он хочет посещать курсы армянского и английского языков. Говорит по-армянски, но не читает и не пишет. Он говорит, что выучит и затем улучшит свой английский. «Многие иранцы, иностранцы хотят посещать занятия, в этом нет ничего плохого, это только нам на пользу. Что действительно хорошо, так это то, что нет разделения по национальности, не говоря уже о том, что некто не говорит, что вы не должны учиться, потому что вы иранец или пакистанец. Никакой дискриминации. Если вы хотите присутствовать, учиться, то добро пожаловать», — заключает Сетрак.

Зачем тебе учиться? Лучше держись своей метлы.

Если нет разницы между армянскими и иностранными осужденными и задержанными, посещающими занятия в пенитенциарных учреждениях, этого нельзя сказать о тех отбывающих наказание, которые оказались в одном камере с осужденными с другой сексуальной ориентации следуя неписаным правилам криминальной субкультуры.

Здесь же содержатся  и заключенные, посмевшие как-то подорвать авторитет так называемых  «главных» преступников. Пятидесятилетний С.Х. рассказал мне, что много лет назад он добровольно попросил, чтобы его поместили к таким людям. «Я не мог играть, у меня не было денег. Я пошел туда для того, чтобы не платить «блатным», — говорит он. Три месяца назад он ходатайствовал о переводе из полузакрытой тюрьмы в полуоткрытую. Комиссия по размещению в пенитенциарные учреждения отклонила его просьбу на том основании, что его поведение не улучшaeтся, и что он не посещает курсы. «Дело не в том, что я хочу посещать, я  не хочу, чтобы мой английский не был на уровне «I am table, но моя просьба о посещении социально-психологических занятий было отклонена. Мне сказали, что все мои просьбы будут отклонены, и я должен просто придерживаться метлы уборщика»,-  говорит С.Х.. В этих обстоятельствах он не знает, каковы его шансы показать какие-либо улучшение в своем поведении. М.Т., который оказался в аналогичной ситуации, удалось отстоять свои права. Он был зачислен в класс английского языка, но не посещал его из-за перевода в исправительную колонию больницы для заключенных. Один из пожизненно заключенных говорит, что его тоже зачислили на курсы, потому что, по его словам, у него  хорошые мозгы, но другые участникы курса по большей части с ним не общаются. Он игнорирует их и вот что он говорит: Я делаю украшения, участвую в выставках, а также продаю то что сделал сам. Остальное зависит от них. Если они не хотят прикасаться к инструментам, которые я использую, это их проблема.

По словам руководителя общественной организации «Центр правовых инициатив» Наре Ованнисян, заключенные озвучивали этот вопрос во время мониторинговых визитов в пенитенциарные учреждения, однако администрация отрицает его существование. «Они заявляют, что никакой дискриминации нет. Занятия могут посещать все желающие. Однако проблема очевидна, но руководство пенитенциарного учреждения не желает мириться с этой реальностью», — говорит  Н. Ованнисян. Согласно неписаным уголовным правилам, люди, оказавшиеся за такой чертой, несколько раз пытались заявить о необходимости восстановить свое право на образование. В августе им предложили написать заявление и сформировать отдельную группу. «Однако дискриминация продолжается, они клеймят нас, что мы другие»,- говорят они и добавляют, что никогда не могут согласиться с таким положением вещей.

… Чтобы свет не угас

… Чтобы свет не угас. Согласно статье 38 Конституции РА «каждый человек имеет право на образование». Статья 29 основного закона предусматривает запрет дискриминации, т.е. «Запрещается дискриминация по признаки  пола, расы, цвета кожи, этнического или социального происхождения, генетических признаков, языка, религии, мировоззрения, политических или иных взглядов, принадлежности к национальному меньшинству, имущественного положения, рождения, инвалидности, возраста либо иных обстоятельств личного или социального характера».

В Уголовно-процессуальном кодексе РА также  существуют красивые формулировки, основанные на правах человека. В частности, осужденные имеют право на хорошее отношение, свободу мысли, совести, религии, политических или иных взглядов. Даже поощряется принцип гуманности. Все заключенные равны перед законом. В соответствии с этим же Кодексом администрация исправительного учреждения принимает меры по организации основного, дистанционного высшего и послевузовского образования заключенных, а также предварительного профессионального образования в самом исправительном учреждении. Профессиональное образование должно быть таким, чтобы либо поддерживать, либо улучшать способность заключенных зарабатывать себе на жизнь после освобождения из тюрьмы․

С точки зрения требований законодательства, есть большие возможности для образовательных программ в пенитенциарных учреждениях. Они дают осужденным возможность получить образование, изменить свое мировоззрение, развить интеллект, чего они не смогли сделать по разным причинам. Однако все хорошие аспекты блекнут по сравнению с дискриминационной практикой по отношению к другим, имеющим такое же право и желание учиться. Лица, ответственные за образование в тюрьмах, должны предпринять все необходимые меры для обеспечения того, чтобы свет образования был доступен для всех в той темноте, с которой сталкиваются заключенные. Даже когда один заключенный остается в темноте, это затевает общий свет.

Все заключенные и задержанные, упомянутые в статье, дали согласие на публикацию и использование своих личных данных и фотографий. Некоторые фотографии предоставлены нам отделом по связям с общественностью Пенитенциарной службы Министерства юстиции РА.

 

Арменак/ Армен Давтян

Журналист, бывший заключенный

Условно освобожден с 4 сентября 2020 г.

Leave a Reply